Яндекс.Метрика
Оригинал настоящей статьи размещен на blogs.sportreport.ru
Спасибо автору за интересную статью!


«Отсюда и в вечность
ЧЕЛОВЕК СВОЕГО ВРЕМЕНИ»

«ГИПЕРМОДЕРНИСТ»

Книгу Арона Нимцовича «Моя система» квалифицированные шахматисты знают очень давно и очень хорошо. По ней в молодые годы занимались Василий Смыслов и Тигран Петросян — неплохая рекомендация для учебного, в принципе, труда (хотя значение его куда шире). Интересно, многим ли приходила в голову мысль, что в самом названии книги — в немецком оригинале «Meine System» — содержится литературная игра: именно так называлась одна известная книга по военному искусству…
   Что касается спортивной «составляющей» жизни Арона Исаевича Нимцовича, то он оказался одним из тех великих шахматистов, которым не удалось сыграть матч за мировое первенство, хотя серьёзные (даже очень серьёзные) предпосылки к тому были. Находясь, следовательно, в одном ряду с Акибой Рубинштейном и Паулем Кересом.
   Родившись 7 ноября 1886 года в Риге, он рано научился играть в шахматы (впервые его партия появилась в печати, когда будущему гроссмейстеру было 8,5 лет). В соревнованиях выступать А. Нимцович тоже, естественно, начал очень молодым — хотя и не по мерке XXI века: в 1904 году в Кобурге он занял 6-е место в «общем» турнире. Так или иначе, «несмотря на постоянное движение вперёд» (по его собственным словам), Нимцович писал впоследствии о том, что более гармоничного, а главное — безболезненного развития он достиг бы, научившись шахматам не в детском, а в юношеском возрасте. Точка зрения, по сей день имеющая как сторонников, так и противников…
   Потерпев неудачу на турнире в Бармене (15-16 места, что при игре по круговой системе достаточно неприятно), Нимцович активно занялся изучением позиционной игры. Тут-то и сказалась его натура исследователя. Да и стремление к свержению устоявшихся авторитетов, пожалуй, тоже.
   Приядя в ряде случаев к выводам, существенно отходящих от принципов, которые пропагандировал «Praeceptor Germaniae» («учитель Германии», не как-нибудь!) Зигберт Тарраш, Нимцович стал пропагандировать свои взгляды — можно сказать, с той же страстью и полемическим блеском, что и его оппонент. Сравнительно скоро (лет через сорок-пятьдесят) шахматный мир спокойненько объединил знания, полученные от обоих гроссмейстеров, что разумеется «просто» углубило познания мастеров. Но поначалу столкновение мнений высекало искры — тем более, что стороны были непримиримы в высказываниях, а Тарраш с Нимцовичем стали и конкурентами в турнирах. Тарраш с удовольствием называл ходы Нимцовича «уродливыми». Нимцович называл стиль Тарраша «псевдоклассическим». К одному и тому же ходу (3. е5 после 1. е4 е6 2. d4 d5) Тарраш мог поставить вопросительный знак, а Нимцович — восклицательный…
   Обо всей этой истории (которая, наверно, немало забавляла окружающих) сам Нимцович написал так: «…Пока же заявляю, что не будь чувства вражды по отношению к Таррашу, а никогда не научился бы по-настоящему играть в шахматы. «Играть сильнее Тарраша!» — вот формула для всех моих вожделений в период 1904-1906 годов. Всем же читателям могу дать добрый совет: «Если вы хотите добиться результатов, то выберите себе… исконного врага и постарайтесь наказать его путём низвержения с пьедестала».
   В дальнейшем расхожим стал такой штамп: Тарраш был догматиком, а Нимцович — новатором. Хотя и того, и другого хватало у обоих. Скорее аналогией могли бы служить «вечные» дискуссии московской и петербургской медицинских школ. Или конкуренция двух ракетных КБ. Кто был прав: Королёв или Челомей? Да оба же! А конкуренция, понятно, служила великолепным катализатором…
   Так или иначе, Нимцович (вместе с Рихардом Рети, а также Савелием Тартаковером и в меньшей степени Ефимом Боголюбовым и Александром Алехиным) стал считаться одним из лидеров «ультрамодернистов». С другой стороны были «классики» Эмануил Ласкер, Хосе-Рауль Капабланка, Геза Мароци, Акиба Рубинштейн, тот же Тарраш, «романтики» Фрэнк Маршалл, Давид Яновский и Рудольф Шпильман… Все они активно отстаивали свои взгляды как за доской, так и в печати. «Весёлая» и блестящая по форме шахматная дискуссия — это вообще был, пожалуй, фирменный знак первой половины ХХ века.
   Вот так, в «борьбе брони и снаряда» (в смысле поиска новых дебютных идей и построений), и формировался стиль Нимцовича.
   У него хватало чисто «игроцкого» таланта и спортивных качеств, чтобы быстро и надолго выдвинуться в первые ряды сильнейших шахматистов мира. 3-5 места в Карлсбаде (1907), 3-й приз в Гамбурге (1910), делёж 1-2 мест в чемпионате России с Алехиным и ничья в коротком перебое: +1 -1 (1913), 8-е место на турнире гроссмейстеров в Санкт-Петербурге, где собрались практически все сильнейшие… И всё время — испытание новых идей на практике.
   От событий Первой мировой войны «и вокруг неё» Нимцович отделался если не лёгким испугом, то и не самыми страшными потрясениями. Сначала он уехал в Швецию, потом в Данию. Жил в Копенгагене, говорят, в скромной комнатке, но очень со многими и не такое случалось. Да шахматный профессионал часто дома и не живёт. Один турнир, другой… Есть у такого режима недостатки, но и своих достоинств он не лишён. К тому же, считается, что Нимцович значительно содействовал развитию шахмат в Дании, а это заслуга, которую следует очень высоко оценивать.
   В 20-е годы наступил пик формы Нимцовича-спортсмена и вершина его славы как теоретика шахмат. В Копенгагене (в 1923 и 1924 гг.) он взял первый приз, в Марианске-Лазне (1925) разделил первое место с А. Рубинштейном, в Дрездене (1926) набрал 8,5 очков из 9 и на 1,5 очка обогнал А. Алехина. Занял 1-е места в Ганновере (1926), Лондоне и Ниндорфе (1927, оба раза вместе с С. Тартаковером). На важнейшем турнире в Нью-Йорке (1927) был третьим — отстав только от Капабланки и Алехина… Вторых и третьих призов было, понятно, ещё больше.
   В 1926 году Нимцович вызвал на матч чемпиона мира Х.-Р. Капабланку. Не хватило денег для призового фонда. Когда чемпионом стал А. Алехин, вызывал его — с тем же результатом. Отборочных соревнований не существовало, а со спонсорами шахматный теоретик работал, как выяснилось, гораздо менее талантливо, чем играл.
   После победы на очень сильном турнире в Карловых Варах (или Карлсбаде, если мы хотим привязать название к времени) 1929 года Нимцович писал: Шахматный мир должен организовать матч между чемпионом мира и победителем турнира, это — его моральная обязанность. И если он окажется глух к своей обязанности, это будет ничем не оправданным упущением, которое ляжет на шахматный мир тяжёлым укором». Однако шахматный мир предпочёл безмолвствовать. И, пожалуй, действительно зря. Хотя Нимцович играл в матчах менее удачно, чем в турнирах; хотя в последние годы он часто проигрывал Алехину — вклад в шахматное искусство от такого состязания должен был оказаться очень велик. Если угодно, Алехин и Боголюбова обыграл очень уверенно — но партии-то остались, и весьма ценные!
   Впрочем, какой-то трагической фигурой Нимцович, пожалуй, не выглядел. Его имя, как-никак, носят сразу три дебюта (ни у кого другого в истории такой «коллекции» нет): защита Нимцовича (1. d4 Kf6 2. c4 e6 3. Kc3 Cb4), дебют Нимцовича (1. Кf3 d5 2. b3) и начало Нимцовича (1. е4 Кс6). Перечислить разработанные им системы и варианты — задача для отдельного исследования. Его книги «Блокада», «Моя система», «Моя система на пратктике», «Как я стал гросмейстером»… издавались на разных языках и по сей день регулярно переиздаются. В «бытовом» словаре шахматистов есть немало понятий, которые Нимцович впервые сформулировал. Ему принадлежат многочисленные шахматные афоризмы — по количеству таковых рядом можно поставить только С. Тартаковера и З. Тарраша.
   А сейчас посмотрите одну из партий Нимцовича — из числ не самых известных.

Дебют Нимцовича
А. Нимцович — К. Ауэс
Франкфурт, 1930 Примечания Р. Кина

1. Кf3 d5 2. b3 e6 3. Сb2 Кf6 4. e3 Кbd7 5. c4 c6 6. Кc3 Сd6 7. Фc2 Чёрные избрали непритязательный способ защиты, который приобрёл бы совсем другой вид, будь они в дальнейшем в состоянии провести е6-е5. Дебютная стратегия белых заключается в предотвращении этого продвижения - цель, которой можно достичь простым ходом d2-d4, но Нимцович настойчиво проводит в жизнь более сложный способ профилактики. Если сейчас 7. …е5, то 8. схd5 схd5 9. Кb5 Сb8 10. Са3.
   7. …Фe7 8. Кd4 “Странный” ход — на 8. …е5 белые ответят 9. Кf5! Нимцович считает, что в случае с6-с5 (чтобы прогнать коня) слабее станет пешка d5, а это, в свою очередь, лишит силы е6-е5.
   8. …a6 9. Сe2 O-O 10. O-O c5 И всё же от назойливого коня нужно избавиться.
   11. Кf3 Кb6? (11. …b6!) 12. e4! Этот удар в центре можно рассматривать как позиционное опровержение хода 12. …Кb6? В идеале чёрные хотели бы сыграть сейчас 12. …d4, но тогда последует 13. е5 dхс3 14. Схс3! Схе5 15. Кхе5.
   12. …Кxe4 13. Кxe4 dxe4 14. Фxe4 e5 Излишне оптимистично. Чёрные намерены сыграть f7-f5 с отличными перспективами, но будь их план верен, оказалось бы, что их децентрализация была правильной, а централизация белых — нет. Нимцович ни за что не согласился бы с таким исходом; поэтому он ищет непосредственное опровержение плана чёрных.
   15. Кxe5! Лe8 Или, например, 15. …Схе5 16. Фхе5 Фхе5 17. Схе5 Ле8 18. Сс7! Лхе2 19. Схb6 Лхd2 20. Схс5, и у белых, несмотря на разноцветных слонов, есть шансы на выигрыш — Нимцович. Недостаточно и 15. …f6: 16. Сd3 fхе5 17. Фхh7+ Крf7 18. Фg6+ (неплохо и 18. f4) 18. …Крg8 19. f4, и белые выигрывают.
   16. f4 f6 17. Сh5 (17. Сd3? g6). Любопытно, что чёрные, защищаясь от одной угрозы (Сd3), автоматически подставляют себя под другую.
   17. …Лf8 (!— Нимцович). Изобретательная защита чёрных вынуждает Нимцовича напрячь все свои счётные способности. Не столь упорно было 17. …Лd8 18. Сf7+ Крh8 19. Кg6+ hхg6 20. Фхg6 Сg4 21. Лае1 с последующим Ле1-е3-h3+ и Фh7++.
   18. d3! “Угрожало 18. …g6 и 19. …Сf5. Естественное 18. Лае1? уводило белых на ложный путь: 18. …g6! 19. Схg6 hхg6 20. Кхg6 Фхе4 21. Лхе4 Сf5!” - А. Нимцович.
   18. …fxe5? Наконец чёрные принимают жертву, но и сейчас это преждевременно. Соль замысла Нимцовича - в варианте 18. …g6 19. Схg6 hхg6 20. Кхg6 (20. Фхg6+ Фg7 не сулит белым особых надежд) 20. …Фхе4 21. dхе4 Лf7 22. Лаd1 с мощным пешечным уцентром у белых и перевесом в развитии за фигуру. Теперь же чёрные получают материальный перевес (а не равенство), но их лишняя фигура не имеет ходов.
   19. fxe5 Сc7 Или 19. …g6 20. Лхf8+ и 21. Схg6 с матом.
   20. Лxf8+ Фxf8 21. Лf1 Фd8 Или 21. …Фе7 22. Лf7 Фхf7 23. Схf7+ Крхf7 24. d4! (с угрозой dхс5 или d5) 24. …схd4 25. с5 Кd7 26. е6+.
   22. Сf7+ Kрh8 23. e6 Сxe6 Плохо и 23. …Фе7 24. Схg7+ Крхg7 25. Фg4+ Крh6 26. Лf5.
   24. Сxe6 Фg5 25. Лf7. Чёрные сдались.

   Умер Нимцович рано — в 49 лет, пролежав несколько месяцев в больнице. Рассказавали, что смерти его обрадовался кто-то из знакомых. «Раз Нимцович помер, — заявил он, — значит и долг ему отдавать не надо»…


Шахматный сайт chess-land.ru. Желающие поиграть в шахматы с соперником--Вам сюда!

Сайт «Шахматный тренер» - познавай шахматы с нами!
Copyright © 2010г. Все права защищены и охраняются законом. Сайт mykrasnodarchess.ru
При полном или частичном цитировании информации гиперссылка на Сайт mykrasnodarchess.ru обязательна. Редакция сайта не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.